Пускай здесь валяется.


Они любили играть в шахматы. Эта игра захватывает. Начинаешь чувствовать себя всемогущим, когда по велению твоей руки на доску падает фигура. Бессловесная. Безвольная. Шахматы были единственным их увлечением.
Они любили шахматы настолько сильно, насколько сильно любили друг друга. И они ненавидели проигрыши, так же сильно, как ненавидели друг друга.
Раньше, когда их взгляды встречались, от любви становилось тяжело дышать и сердце начинало приятно покалывать от пьянящего чувства любви. Теперь же, когда они видели друг друга, безумная ненависть сжигала их изнутри, оставляя в душе очередную чёрную дыру.
Но когда начиналась новая партия, они прятали все неприятные воспоминания в самые дальние уголки своей памяти. В такие моменты, они уже не могли вспомнить, кто первым произнёс слова любви, а кто первым предал другого. Это было не важно. Было только настоящее. Были шахматы. Была власть.
Была власть, и она отлично заменила любовь в их сердцах. Но власти всегда хотелось больше, её всегда было мало. Поэтому они поглощали всё и всех вокруг себя, пока не остались один на один. Ничья. Два короля и сотни пешек за их спинами.
Нельзя было устраивать открытую войну в реальной жизни. Её не пережили бы ни он, ни она. Но играть им никто не запрещал.
Поэтому они так любили шахматы! Они заменяли настоящие битвы, и жизнь не казалась такой скучной.
Но с каждым разом игра становилась рискованнее, с каждым разом ставки повышались.
Пешка берёт пешку.
Группа бандитов напала на прохожих в переулке.
Конь съедает пешку.
На следующий день банду арестовали.
Слон убирает коня с доски.
Все следователи, которые вели дело, были уволены.
Ферзь берёт слона, ладью – конь, коня – ферзь…
Жизни за деньги, деньги за территории, территории за жизни…
Рокировка, гамбит, цейтнот, эндшпиль, мат…
Лицемерие, предательство, отчаяние, кровь, смерть…
Поэтому они так любили шахматы! Ведь эта игра такая занимательная.


(Финал)
Но, заигравшись, они забыли, что жизнь – это не шахматная доска. В ней не существует чётких правил, и даже сильным мира сего не дано её контролировать. Человеческие жизни это не шахматные фигуры!
И когда-нибудь наступит день, когда два короля вновь встанут на доске друг напротив друга, когда они вновь поднимут руки в повелительном жесте и когда вновь прикажут начать новую партию. И в этот же самый момент, бросив наземь своё оружие, их сожрут собственные озлобленные и отчаявшиеся пешки.

Они любили играть в шахматы.
Возможно, слишком сильно.

@темы: *рассказы*, *зарисовки*